logoMan

 

НАВСТРЕЧУ НРАВСТВЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ

дата: 

20 августа 2015

журнал №: 

53

рубрика: 

круглый стол

image6055 6

С древних времён люди думают о том, как построить экономические отношения на справедливой, нравственной основе. В этом русле находится и концепция Православной финансовой системы (ПФС), о которой было заявлено в конце 2014 года. Возможно, инициатива по созданию ПФС поможет решить ряд острых проблем, с которыми сталкивается как российская экономика, так и мир в целом.

Текст: Евгений Иванов, научный руководитель Молодёжного интеллектуального центра «Лаборатория мысли»

image1055 10

 НАЧАЛО ПУТИ

О построении системы экономических отношений, учитывающих этические нормы православия, в России говорят уже давно. В 2014 году был сделан важный практический шаг в этом направлении: была образована Рабочая группа по созданию Православной финансовой системы, которую возглавил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

Основная идея ПФС состоит в том, чтобы отказаться от модели экономических отношений на основе ссудного процента и перейти к принципам долевого беспроцентного финансирования и взаимовыгодного партнёрства. Как сказал протоиерей Всеволод Чаплин на пресс-конференции в декабре 2014 года, «необходимо наращивать роль механизмов, не основанных на ростовщичестве».

Ключевые элементы ПФС – расчётная специализированная низкорисковая небанковская кредитная организация (РСН НКО), а также инвестиционные фонды и компании. Расчётная организация призвана вести счета системы участников ПФС в низкорисковой зоне (это будет означать снижение вероятности банкротства из-за отсутствия иных видов банковских операций), контролировать бюджетирование и финансовое исполнение проектов, а также проводить операции по поручению клиентов.

Что касается инвестиционных фондов, то разработчики ПФС предлагают модель Православного инвестиционного фонда (ПФИ), который выступит аккумулятором финансовых ресурсов участников ПФС для финансирования проектов.

Важно отметить, что развитие Православной финансовой системы возможно в рамках действующего законодательства и наряду с существующими «традиционными» банками.

Однако более существен не институциональный, а нравственный аспект ПФС, которая основана на следующих принципах.:

  1. Отсутствие ссудного процента, поскольку он запрещён в Священном Писании и представляет собой наживу на ближнем. Инвестор в рамках ПФС выступает не как классический кредитор-ростовщик, «производящий» деньги из денег, а как соучастник бизнеса, разделяющий риски, прибыли и убытки. Это делает ПФС альтернативой по отношению к современной долговой экономике.
  2. Запрет спекулятивного поведения. Получение прибыли исходя из биржевых операций на валютном и фондовом рынках в ПФС исключено, так как допускается финансирование только той деятельности, которая направлена на создание реального общественного продукта.
  3. Ограничения по сферам инвестирования. Недопустимо финансирование табачного, алкогольного, игорного и т. п. бизнеса.
  4. Чёткое исполнение договорных обязательств.
  5. Духовная чистота бизнеса, соответствие нормам православной этики, недопустимость нечестной конкуренции, очернения других участников рынка и т. д.

 ___________________________________________________________________________________________________________________________________

 

image3055 6Эти принципы делают Православную финансовую систему альтернативой современной спекулятивной экономике, основанной исключительно на стремлении к наживе и рыночной борьбе. Впрочем, это не просто альтернатива – это и есть экономика в её правильном, восходящем к Аристотелю понимании, согласно которому цель экономической деятельности – не получение прибыли («хрематистика» в терминологии древнегреческого философа), а производство реально необходимых обществу благ (собственно экономика, или «домостроительство» как устроение жизни, согласно Аристотелю).

К НЕКАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ БУДУЩЕМУ?

Хотя элементы капитализма (включая ростовщичество и спекуляции) существовали ещё в Древнем мире, в целом капитализм по меркам тысячелетий является новым явлением, получившим бурное развитие начиная примерно с XVI века. На первом этапе капитализм существовал исключительно на Западе и стал «всеобщей судьбой человечества» только после столетий колониальных войн и прочих форм экспансии. Жажда наживы была немаловажным, если не решающим, фактором поразительного успеха Западной цивилизации. Сегодня все страны мира вольно или невольно, в большей или меньшей степени зависят от мировой финансовой системы, управляемой Западом. Экономика процента и прибыли, таким образом, является инструментом не только финансового, но и цивилизационного доминирования, которое не знает и не хочет знать никаких ограничений. Это полностью соответствует принципу наживы («хрематистики»), ведь, по словам Аристотеля, «в искусстве наживать состояние никогда не бывает предела в достижении цели, а целью здесь оказывается богатство и обладание деньгами» (Аристотель, «Политика», кн. I, III, 17).

Поэтому сегодня очень актуален вопрос создания альтернативной (нормальной) экономической системы, устойчивой перед лицом финансовых кризисов, ориентированной на благо общества и обеспечивающей суверенитет страны. Такая модель для стран капиталистической периферии (к которым относится и Россия) может дать новые возможности для развития. С точки зрения классической цивилизационной теории, разработанной русским философом Николаем Данилевским, самостоятельное экономическое развитие является обязательным условием для успеха России.

 ___________________________________________________________________________________________________________________________________

 

image4055 8В конце концов, когда-то мир не был капиталистическим и зависимым от Запада, и никто не запрещает поиск, формулировку и практическую реализацию новых (точнее, хорошо забытых старых) форм экономических отношений. Как заявил протоиерей Всеволод Чаплин в мае 2015 года на круглом столе в Госдуме, «мы имеем смелость сказать: та экономическая система – в первую очередь, глобальная экономическая система, –  которая основана на ростовщичестве, на банковском проценте, не универсальна. (…) И поэтому мы сегодня имеем полное право предлагать не только своей стране, России, (…) но и всему миру не просто альтернативы, а те модели, которые мы считаем правильными, в отличие от неправильной модели, основанной на принципе «деньги делают деньги», которую жульнически пытаются объявить безальтернативной и якобы предназначенной для светлого будущего всего человечества».

Идею Православной финансовой системы следует понимать не как конъюнктурное (для кого-то даже провокационное) явление, а в более широком контексте цивилизационных, геополитических процессов, зарождение и протекание которых длится веками. Неспроста, например, протоиерей Всеволод Чаплин рассматривает идею ПФС с точки зрения развития многополярного мира, возможности для России вступать «в прямые отношения с Китаем, исламским миром, иными возрастающими в мире центрами влияния» – отношения, не опосредованные западной финансовой системой.

Создание ПФС может стать важным шагом на пути к оздоровлению экономики, улучшению репутации финансовых институтов, повышению доверия к ним. Как высказался на том же круглом столе в Госдуме, заместитель председателя Банка России Александр Торшин, «банковская система России накопила не только положительный опыт, но и накопила много отрицательного», а деньги стали «разъединяющей материей». Поэтому «речь сейчас идёт, в том числе, о возврате доверия к банковской системе», а конфессиональная составляющая привносит в банковскую деятельность нравственные принципы, делая недопустимым мошенничество и т.п.

 ___________________________________________________________________________________________________________________________________

ПРОШЛОЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

image5055 6Модель Православной финансовой системы с исторической точки зрения возникает не на пустом месте. Как говорит Дмитрий Сурмило, доктор философии по экономике, независимый эксперт в области управленческого консалтинга и финансов, координатор Рабочей группы по созданию ПФС, долевое беспроцентное финансирование существовало ещё в средневековой Руси, в частности в Великом Новгороде. Согласно православной этике, неправедный достаток (включая ростовщичество) недопустим. В «Домострое» (XVI век) по этому поводу говорится: «Надобно каждому человеку избегать тщеславия и похвал и наживы неправдой, жить по силе своей и возможности, и по расчёту, и по средствам, добытым праведно. Такое житие и благоприятно, и Богу угодно, и похвально среди людей, а себе и детям надёжно» («Домострой», гл. 31). Существует богатая дореволюционная традиция православной кооперации и купеческих товариществ. Если же обратиться к международному опыту, то показателен пример динамично развивающейся исламской финансовой системы, исключающей ссудный процент. С нашей точки зрения, утверждает доктор Сурмило, создание ПФС увеличит возможность доступа к «длинным и дешёвым» деньгам для бизнеса, особенного малого и среднего, поможет создать новые рабочие места, позволит повысить экономическую эффективность и прозрачность реализуемых проектов.

В настоящее время Православная финансовая система находится на стадии разработки концепции, а также основных институтов и инструментов. Рабочая группа заинтересована в широком общественном  конструктивном обсуждении с участием экономистов, банкиров, предпринимателей, учёных, представителей органов государственной и законодательной власти, Церкви и всех заинтересованных лиц и организаций.

Так, 30 июля 2015 года в Торгово-промышленной палате России прошла встреча её президента Сергея Катырина с представителями Рабочей группы по созданию ПФС. Было отмечено, что развитие Православной финансовой системы особенно актуально в условиях западных санкций, затрудняющих привлечение денег бизнесом финансирования из-за рубежа. ПФС дополнит существующий банковско-финансовый сектор и будет содействовать внедрению в деловую практику этических норм.

Как сказал протоиерей Всеволод Чаплин «мы можем и должны делать практические предложения, как менять законодательство, как менять парадигмы экономического мышления, как создавать структуры, которые могли бы работать без банковского процента, без ростовщичества, без того, чтобы подчиняться центрам, которые не контролируются нашими обществами. (…) Я надеюсь, что на этом пути нас будет ждать успех».

Хотя идея Православной финансовой системы пока на стадии формулирования, она стала ещё одним значимым поводом для размышлений над состоянием и перспективами современного мироустройства. Что уже неплохо.

Мы продолжим информирование читателей журнала «Мужская работа» о деятельности по созданию ПФС и приглашаем всех желающих к сотрудничеству по данной тематике.

Источник: http://www.menswork.ru/


МЕМОРАНДУМ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ В ОБЛАСТИ СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТОВ ПФС

23 июня 2015

494

Дирекция журнала «Мужская работа» и Рабочая группа по созданию Православной финансовой системы при Отделе Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества подписали меморандум о сотрудничестве в области создания и развития институтов ПФС.

Необходимость в сотрудничестве по данному вопросу назрела, учитывая негативные тенденции на международных и локальных финансовых рынках, исторически сложившиеся подходы и условия при кредитовании бизнеса. Стороны пришли к взаимопониманию, осознавая важность соблюдения традиционных христианских принципов о запрете ссудного процента и ростовщичества, развития долевого финансирования и стремясь к укреплению доверия среди православных предпринимателей, а также стабилизации экономики посредством повышения эффективности бизнеса.

 

image005 24Дмитрий Александрович Сурмило, координатор Рабочей группы при Отделе Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества:

- В последнее время стало звучать такое определение, как социально-ответственный бизнес. Действительно ли слова «мораль» и «бизнес» могут сосуществовать вместе? Мы знаем, что история русского предпринимательства богата примерами морально-этического поведения при ведении дел и торговли. Насколько сегодня возможно построение системы деловых и финансовых отношений,  основанной на принципах морали и нравственности, а не тяги к сверхприбыли?

Всеволод Анатольевич Чаплин, протоиерей, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Русской Православной Церкви, настоятель храма Святителя Николая на Трёх Горах, член Межсоборного присутствия РПЦ и Высшего Церковного Совета РПЦ:

- Вы правы,есть масса примеров того, как практические дела, в том числе направленные на обеспечение материального благосостояния людей, могут быть крепко соединены с нравственностью. Известен принцип российского дореволюционного купечества: прибыль – важнее всего, но учесть важнее прибыли. В конце концов, для христианина, который понимает, что главное – это достижение Царствия Небесного, и если стремиться к нему, то, по слову Евангелия, все остальное приложится. Ценность того или иного практического дела измеряется не только и не столько в денежном или материальном выражении, сколько в том духовном плоде, который человек принес для собственной души и для спасения окружающих.

Предпринимательство может быть не только зарабатыванием денег или производством того или иного продукта, но и средством воспитания и самовоспитания обустройства общественной жизни, доброго духа в отношениях между людьми. Когда я принимаю на работу в храм людей, занятых политическими вопросами, тех, кто стоит за свечным ящиком – свечниц, сторожей, уборщиц, - я стараюсь, прежде всего, им сказать: «Вам нужно будет работать не со швабрами, деньгами и замками, а, прежде всего, с людьми».

Так же, наверное, и предприниматель: от него зависит душевное состояние людей, их взаимоотношения и, вообще, большая часть их жизни – та, что не связана с профессиональной деятельностью. И об этом нужно помнить руководителю любого уровня, даже человеку, от которого зависят 2-3 других, что уж говорить о владельце или крупном менеджере какой-то огромной компании. Об этом нужно ясно и мощно сказать, как в контексте национального хозяйства, так и глобальных экономических отношений. Нужно напомнить людям: счастлив не тот, кто сходит с ума и расталкивает других, стремясь к деньгам, а тот, кто довольствуется тем, что у него есть, большим или малым. Я, кстати, видел много таких счастливых людей, как среди богатых, так и бедных. Человек сказал: «Мне достаточно того, что у меня есть», - и ему от этого хорошо.

Современная глобальная финансовая система переживает серьезный кризис и нуждается в новых подходах. Может ли Россия предложить миру духовную инициативу в области принципов ведения бизнеса и в чем состоит ее основная идея?

Сотни умнейших людей, которые умеют заглядывать в будущее, говорят сегодня, что мировая финансовая система не может устоять в том виде, в котором она сегодня сложилась. Деньги не могут без конца делать деньги. Отрыв финансовой экономики от сферы товаров и услуг, а главное – от влияния подавляющего большинства людей, не может не окончиться крахом. И в этих условиях нам нужно предложить не просто альтернативу ради альтернативы, а попытку поставить мировую экономику с головы на ноги. В частности, вновь связав деньги и «твердые ценности», заменив абсурдную идею «вечного роста» идеалами умеренности самоограничения, достаточности и, в конце концов, вернуть в экономическую мысль идею, которая была свойственна большинству устойчивых цивилизаций в течение всей человеческой истории. Ростовщичество не просто сомнительно с нравственной точки зрения, а и является неизбежной причиной краха сначала судеб отдельных людей и краха их инициативы, а потом и коллапса всей системы, основанной на ростовщичестве, особенно в крайних своих формах, когда передача денег в рост направлена не на сохранение сбережений, а на многократное обогащение, и когда ростовщичество становится главной, а то и единственной по-настоящему крупной составляющей экономических процессов.

О преимуществах долевого финансирования

Текст: Дмитрий Сурмило, координатор Рабочей группы при Отделе Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества

Недавно, обсуждая макроэкономическую ситуацию со своим товарищем, рассказал ему о работе по созданию Православной финансовой системы (ПФС), основанной на долевом финансировании. Как и ожидалось, получил от него довольно скептическую реакцию и много вопросов, первым из которых был: «А что такое долевое финансирование? Объясни по-простому, пожалуйста». В итоге нашего разговора мы решили обратиться с этим вопросом к обычным людям, которых попросили дать их понимание этого термина. Честно говоря, результат немного расстроил. Во-первых, у респондентов нашего экспресс-опроса обозначенное словосочетание, к сожалению, устойчиво ассоциируется с проблемами пайщиков долевого строительства (а их немало – и пайщиков, и проблем…). А, во-вторых, четкого понимания экономического термина «долевое финансирование» никто дать не смог (хотя один из опрашиваемых имеет юридическое образование). Именно это обстоятельство подвигло к написанию данной статьи.

____________________________________________________________________________________________________________________________________

 

image7 5В экономике, как известно, движущей силой, «кровью» являются финансовые ресурсы, получение которых может осуществляться двумя способами: долговое (заимствование за счет кредитования и/или выпуск обязательств в виде облигаций, векселей и пр.) и долевоефинансирование (привлечение средств инвесторов и партнеров в капитал компаний). Каждый предприниматель или компания перед началом реализации проекта при отсутствии возможности самофинансирования решает для себя, какой объем средств для этого понадобится и на каких условиях привлекать деньги.

В устойчивых структурах, где бизнес цикличен, рыночная позиция устойчива, финансовые потоки стабильны, но в определенные периоды времени есть необходимость пополнения оборотных средств или менеджмент планирует провести поэтапную модернизацию, чаще всего пользуются возможностями кредитования. Для справки, большинство российских крупных холдингов закредитованы, что в условиях западных санкционных мер, ограничивающих доступ к ставшим традиционными для наших компаний источникам привлечения заемных средств, является серьезной проблемой. Кроме того, особенностью отечественного банковского сектора является то, что получить долгосрочный кредит на срок свыше 5 лет практически невозможно. К сдерживающим факторам относятся также высокие процентные ставки банков, высокий уровень инфляции, низкий уровень собственного капитала предприятий-потенциальных заемщиков и, соответственно, неблагоприятная ситуация с залоговым обеспечением по кредиту.

Эти накопившиеся в экономике страны проблемы и может решить развитие долевого финансирования, т. е. привлечение «дружественных» средств, которые, являясь по сути инвестициями, не требуют регулярных выплат в виде процентов, а работают на общее дело до получения прибыли, которую по итогам и можно делить между партнерами без ущерба операционной деятельности компании. Таким образом, над такой компанией не висит дамоклов меч обязательных выплат в соответствии с графиком погашения кредита в ситуации отсутствия оборотных средств, нарушение которого на практике приводит к штрафным санкциям вплоть до объявления банкротом и взыскания залога. Здесь можно говорить о преимуществе «дешевизны» привлекаемых средств.

Именно в рамках активизации долевого финансирования у предприятий также возникает возможность привлечения «длинных» денег, т.к. обычно инвестиционный период, особенно в крупных инфраструктурных, модернизационных и стартап-проектах может превышать 5 лет.

Но и без оглядки бросаться в омут инвестиций не стоит, т.к. инвесторы бывают разными, в зависимости от целей и планируемых вариантов сотрудничества. Уместно упомянуть случай из недалекого прошлого: один предприимчивый человек в условиях тотального безденежья предложил создание совместного бизнеса своему знакомому-владельцу патента на изобретение за вхождение в дело денежными средствами с распределением долей в соотношении 70 на 30 процентов, объяснив, что самое ценное – деньги – без них никуда. Спустя несколько лет, когда страна пережила кризис 90-х и возникла прослойка людей, скопивших определенные капиталы, этот же предприниматель, предлагает идею нового бизнеса, предлагая своему партнеру внести все необходимые для этого средства, со следующим распределением долей (заметьте, очень знакомым!) в соотношении 70/30, поясняя, что свободных денег – уйма, а вот гениальных идей – не сыщещь! Уверен, что вам хоть раз в жизни встречался такой пройдоха.

Каждый предприниматель, задумывая открытие бизнеса, но не имеющий в полном объеме всех необходимых для этого ресурсов, вынужден тщательно подыскивать инвесторов. Главной задачей в данном случае является выявление и понимание побудительных мотивов потенциальных соучредителей: - условия предоставления требуемых ресурсов (их оценка при внесении, соответствующая доля в уставном капитале, возможность участия в управлении); - горизонт вхождения в дело (время сотрудничества); - выход из бизнеса.

В этой связи инвесторов можно разделить на портфельных и стратегических. Первые, имеющие средства, стараются вложить их в разные проекты в одной из стабильно работающих отраслей, а также, из соображений диверсификации активов, - в различные отрасли, показывающие интенсивный рост и перспективу технологического скачка. Как правило, такие инвесторы пользуются услугами управляющих компаний инвестиционных фондов или инвестиционных консультантов, которые эффективно управляя активами  своих клиентов, периодически осуществляют их ротацию для достижения оптимальной доходности вложений, практически не занимаясь вопросами управления бизнесом. Такие операции осуществляются на рынке ценных бумаг на постоянной основе и владение пакетом акций конкретных предприятий является кратко- и реже среднесрочным.

Стратегические же инвесторы имеют долгосрочные планы по участию в конкретных проектах, успешная реализация которых за счет умелого управления приводит к повышению рыночной стоимости компании в целом, что позволяет получать разницу между ценой покупки и продажи доли в бизнесе. Как правило, существующие совладельцы имеют преимущественное право выкупа такой доли.

Особняком в этом ряду стоят инвесторы-партнеры, готовые брать на себя все риски становления и развития бизнеса и готовые к эффективному соработничеству, для которых в приоритете не только коммерческая, но и социальная составляющая общего дела. Большинство таких партнеров формируют территорию доверия, не извлекая полученную прибыль, а реинвестируя ее в развитие, обеспечивая долгосрочную стабильность бизнеса, сохраняя костяк коллектива и создавая новые рабочие места.

Подразумевая такую схему долевого финансирования, можно утверждать о ее более высокой экономической эффективности по сравнению с традиционным заимствованием. Когда интересуются, почему долевое финансирование положено в основу концепции ПФС, следует знать, что ее важнейшими компонентами являются православные духовные и моральные традиции и принципы ведения дел, известные с давних времен как складчина; деятельность купечества и верность данному слову; дореволюционная кооперация, окормляемая Русской Православной Церковью; меценатство; благотворительность и многое другое.

Хочется надеяться, что долевое финансирование станет в сознании россиян символом эффективного партнерства с серьезной социальной составляющей, так необходимой в условиях затянувшегося мирового финансового кризиса, а владельцы ресурсов найдут интересные для себя инвестиционные проекты и начнут их финансировать.

____________________________________________________________________________________________________________________________________

NEWSru.com // Религия и общество // Пятница, 6 ноября 2015 г.

Напомним, что год назад протоиерей Всеволод Чаплин, выступивший в Москве на встрече с членами клуба "Русский предприниматель", призвал к дискуссии по поводу того, как сделать российскую экономику более независимой, и предложил подумать над созданием системы православного банкинга.

"Нам говорят, что известный кризис с падением рубля по отношению к доллару является показателем состояния нашей экономики. А кто это сказал? Мы видим, что экономика России не упала на ту четверть, на которую упал рубль. Это значит, кто-то пытается оценивать нас не по реальному состоянию нашей экономики, а по правилам информационного пузыря, который сначала надувается, потом спускается", - сказал тогда представитель РПЦ. "Нас пытаются убедить в том, - заявил он, - что страна переживает катастрофу, а на самом деле мы видим, что это не так, что оценки, которые даются по правилам, под руководством и на средства внешних центров, оказываются не вполне коррелирующимися с реальностью".  "Поэтому сразу возникает вопрос: почему мы не можем выработать собственные оценки критериев состояния нашей экономики и ее будущего?" - отметил священник.

Он призвал к широкой дискуссии о том, как добиться того, чтобы Россия не зависела от управленческих решений и от оценок, "которые придуманы не нами, не по нашим правилам", и есть ли возможность создать не просто независимую банковскую систему, входящую в самостоятельные отношения с теми или иными центрами без посредничества внешнего центра в Нью-Йорке или в Гонконге, "а систему, которая была бы основана на этических правилах".

Указав на то, что это получилось у мусульман, которые отказались от ростовщичества, ссудного процента, но при этом "эффективности у исламского банкинга это не убавило", священник предложил подумать над тем, "может ли Россия предложить православную систему банкинга без ростовщичества, входящую в прямые отношения с Китаем, исламским миром, иными возрастающими в мире центрами влияния"; как отказаться от диктата по отношению к отечественной экономике тех глобальных центров, "которые все больше и больше проявляют свою недружественность"; возможно ли максимально отказаться от тех валют и экономических инструментов, "которые связаны с недружественными нам центрами"; можно ли "закрутить мировую экономику по нашим собственным правилам".

Отметим, что ранее Всеволод Чаплин выразил несогласие с теми экспертами, которые считают православные страны наиболее депрессивными в экономическом смысле. Он заявил тогда, что будущее - в переходе от экономики роста к экономике достаточности.
"Многие сегодня с презрением и пренебрежением говорят о православных народах как экономически неуспешных. Строят графики зависимости экономического процветания от вероисповедания. Дескать, атеисты - самые успешные, протестанты - чуть менее, католики и того меньше, а православные самые бедные и несчастные", - отметил священник.

Не споря с подобными утверждениями, Чаплин напомнил о том, что "многие современные экономисты, не страдающие рыночным фундаментализмом, говорят, что рост экономики и потребления не может быть бесконечным". По его словам, "народы, которые смогут отойти от идеи непременного и ничем не сдерживаемого роста, окажутся более успешными в условиях, когда этот рост прекратится".
Прекратится же этот рост, как считает представитель РПЦ, "обязательно - рано или поздно, потому что ограничены ресурсы планеты, да и потребление, даже бессмысленное, не может бесконечно нарастать".

Считая, что "нужно переходить от экономики роста к экономике достаточности", Чаплин отметил, что "именно достаточность и самоограничение в стяжании земных благ всегда были свойственны православной цивилизации".

"В ее традициях было не бесконечное умножение материальных богатств, а умение довольствоваться малым или по крайней мере разумным количеством земных благ. Думается, что за таким подходом будущее. И нам сегодня нужно изложить его в категориях экономической науки и построения экономической системы", - сказал глава ОВЦО. Такая модель экономики, по его убеждению, будет гораздо более успешной, чем идея вечного роста и безграничного потребления, "которые не могут не окончиться крахом".

Источник: http://www.menswork.ru/